Подпишись на нас в Яндекс.Новости
Карточки
Фото: 1Mi

Подростков выловят сетями: что взрослые думают о слежке за детьми в интернете?

В Татарстане появится специализированный отдел по мониторингу социальных сетей подростков. Власти республики обеспокоены: за прошлый год выявлено 6 инцидентов, когда под влиянием интернета дети решались на тяжкие правонарушения. 

Эту работу доверили психологам ресурсного центра «Ориентир» при министерстве по делам молодежи РТ. И участие людей в таком деле, скорее, плюс: искусственный интеллект не всегда понимает подтекст, юмор.

Тем не менее остаются опасения, что в поле зрения попадут не только подростки, испытывающие проблемы в школе или семье, но и политически активная молодежь. Власти заверили, что мониториться будет именно «деструктивный контент». Но после случаев, когда в России заводились дела за мемы, «сохраненки» «Вконтакте», рисунки на тему феминизма, ЛГБТ, религии, обществу все сложнее поверить в то, что цифровая слежка - это не перегибание палки.

Так что будут изучать психологи и что будет считаться «звоночком»? Как это будет работать в техническом плане? Нарушит ли такой мониторинг права детей? Не увеличит ли это недоверие со стороны детей к взрослым? Как родители относятся к слежке за их детьми? Чтобы рассмотреть ситуацию с разных точек зрения, Inkazan задал эти вопросы психологам, в том числе самому «Ориентиру», общественникам, борющимся за свободу информации, аналитикам в области IT и родителям.

1
Ресурсный центр «Ориентир»: Негативный контент будут искать психологи

За действиями подростков будут следить не технические специалисты и не компьютеры, а психологи ресурсного центра «Ориентир» при минмолодежи Татарстана. Они будут уделять внимание «интернет-сообществам с негативным контентом и любой открытой, публичной активности детей и молодежи в данных сообществах, которая бы свидетельствовала о необходимости им оказать помощь». По информации системы мониторинга и анализа социальных медиа «Крибрум», самые посещаемые интернет-сообщества с негативным контентом в стране связаны с АУЕ, скулшутингом. На них и сфокусируются специалисты.

Однако это не совсем сходится с тем, что говорили чиновники ранее. Так, глава аппарата антитеррористической комиссии республики Ильдар Галиев заявлял «Коммерсанту», что отслеживать будут в том числе «статусы» и «сторис», а не только группы.

Inkazan: У ребенка на странице нашли деструктивный контент, что дальше?

Будут апробироваться различные алгоритмы, которые допускает законодательство. Например, появление в поле зрения ребенка единого номера детских телефонов доверия или информации находящихся неподалеку учреждений психологических служб, которые координируются «Ориентиром».

Также специалисты считают, что нужно усилить работу в школьной среде, разъяснять педагогам, родителям и самому ребенку, как нужно общаться, чтобы создать благополучную социальную среду, в том числе в интернете. Такая работа уже идет: минмолодежи РТ и «Ориентир» ведут Telegram-канал «Родителям о важном», где в том числе рассказывают как уберечь ребенка от деструктивных групп, вовремя заметить суицидальные наклонности, помочь неуверенному в себе подростку. Также они запустили проект «Интернет-гигиена».

Фото: 1Mi
2
Психолог, доцент Института психологии и образования КФУ Ильдар Абитов: «Необходимая мера, хотя она может вызвать сопротивление со стороны подростков»

Inkazan: Учитывая, что такие подростки и так находятся в конфликте с внешним миром, не увеличит ли такой мониторинг недоверие к взрослым?

Думаю, это необходимая мера, хотя она может вызвать сопротивление со стороны подростков и, скорее всего, вызовет его именно среди тех подростков, которые интересуются подобным контентом.

Важно ответить на 2 вопроса: 1. Как и по каким критериям будет проводиться мониторинг? 2. Как и кем будет проводиться профилактическая работа? Очень важно, чтобы критерии были четкими и выработанными специалистами, которые занимаются изучением социально-деструктивных сообществ в социальных сетях. Такие исследования, в частности, проводит группа из Нижнего Новгорода во главе с доктором психологических наук Е. В. Васкэ. Думаю, можно опереться на их опыт.

Важно, чтобы профилактика не сводилась к угрозам уголовным наказанием и воспитательным беседам. Нам стало известно, что мониторингом будут заниматься специалисты центра «Ориентир». В штат данного центра входят квалифицированные психологи, в том числе кандидаты психологических наук.

Ильдар Абитов
Ильдар Абитов Фото: kpfu.ru
3
Юрист РосКомСвободы, адвокат Екатерина Абашина: «Если не будет правил, то нельзя будет контролировать случаи с перегибами»

Inkazan: Нам известны случаи перегибов при подобных мониторингах. Не нарушает ли такая система права детей?

«Есть федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». В этом законе нет такого определения, как «деструктивный контент». Это такое оценочное суждение - ярлык можно повесить на какой угодно контент, и непонятно, что это означает.

В целом концепция мониторинга какой-то информации госорганами может быть и не нарушает права, если она общедоступная. Но большие вопросы возникают к тому, как результат этого мониторинга будет использоваться. Учитывая общие тренды и кейсы типа Цветковой (художница Юлия Цветкова из Хабаровского края обвиняется в распространении порнографии из-за рисунков женского тела - Inkazan), я бы с опасением к таким инициативам относилась.

Если этот отдел мониторинга создается в рамках какого-то госоргана, у него должен быть регламент работы, четкие критерии и цели, для чего он создается и в рамках какого закона. Но определенности, для чего это именно, нет. Если не будет точных правил, то нельзя будет контролировать те случаи, когда совершаются перегибы. Под эгидой мониторинга сети для предотвращения распространения деструктивного контента могут преследовать политически активных подростков. У них есть какая-то позиция, они ее высказывают. И кто-то может решить, что это тоже деструктивный контент.

Если не будет правил, как это делается, в каких целях, в каком порядке, то этот подросток не сможет защищаться от неправильного применения этой инициативы. В этом плане его права могут быть нарушены.

Екатерина Абашина
Екатерина Абашина Фото: roskomsvoboda.org
4
Аналитик ГК «ФИНАМ» Леонид Делицын: Интернет-счетчики прекрасно знают, сколько страниц мы загружаем на каких ресурсах

Inkazan: Каким образом в сети находят именно подростков, ведь некоторые указывают неверный возраст и регистрируют симки не на себя?

Подростка не так уж сложно вычислить в социальной сети по его поведению. Разумеется, он должен оставить достаточно цифровых следов. Еще двадцать лет назад порталы, обладавшие поисковыми машинами и поисковыми службами, разработали алгоритмы определения возраста и пола по интересам пользователя, проявлявшимся в поисковых запросах и посещении сайтов. К примеру, если пользователь выбирает много музыкальных записей, просматривает информацию о фильмах и скачивает игры, велика ли вероятность, что это пенсионер? Или наоборот, если пользователь читает лонгриды об истории России или жития святых, велика ли вероятность, что это – пенсионер? А интернет-счетчики прекрасно знают, сколько страниц мы загружаем, на каких ресурсах и в течение какого времени.

Поисковые машины классифицируют пользовательские запросы по очень большому ряду категорий. К примеру, кто оказывается максимально не похож на тридцатилетнюю женщину? Это двадцатипятилетний мужчина! Он совершенно не интересуется детскими садиками, смесями для кормления и детскими заболеваниями, зато не пропускает новости о спортивных соревнованиях и новых автомобилях.

Настоящий расцвет определения социально-демографической информации пришелся на период расцвета социальных сетей, таких как MySpace и Facebook. Особенно прославился американский психолог польского происхождения, Михал Косинский, который продемонстрировал возможность определения психографического профиля по поведению в Facebook. Научные результаты Косинского были немедленно применены на практике британской Cambridge Analytica, которая потом так хвасталась, что якобы привела к власти Трампа – благодаря точной фокусировке политической рекламы на колеблющихся избирателей – что впоследствии попала под расследование Конгресса.

Косински, кстати, не остановился и продемонстрировал возможность определения сексуальной ориентации по нашим профилям и поведению в Фейсбуке же. В середине девяностых была популярна карикатура «В Интернете никто не знает, что ты – собака». Сегодня этого уже не скроешь.

Леонид Делицын
Леонид Делицын Фото: finam.ru
5
Родительское сообщество Татарстана (РоСТ): «Мониторинг соцсетей – это борьба не с причиной, а со следствием»

Inkazan: Как родители относятся к тому, что действия детей в сети будут отслеживать?

Давайте определимся с терминами. Нам вот этот мониторинг сейчас презентуют как профилактическую работу с «трудными детьми». А так ли оно? Здесь ведь идет подмена понятий. Катастрофическая, если вдуматься.

Когда ребенок находится в половине шага от того, чтобы расстреливать окружающих или прыгать с крыши — и соответствующие группы в соцсетях могут его подтолкнуть к решительным действиям, это означает, что воспитательную «профилактическую» работу с ним взрослые уже провалили по всем фронтам. И родители, и школа.

То есть мониторинг соцсетей при определенных обстоятельствах еще может быть профилактикой теракта или суицида, но при всем желании не может быть профилактической работой с ребенком.

А дальше — буквально пара вопросов.

Номер один — кто именно будет работать с подростками, на которых поступил «сигнал о неблагополучии» из отдела по мониторингу? Учителя, психологи, чиновники, опека? Перевоспитание трудного подростка — дело столь же сложное, как и воспитание. Оно требует высочайшего мастерства, огромной энергии и чуткости от взрослых, которые работают с детьми.

Вопрос номер два. А какими будут критерии «неблагополучности»? В каких случаях вновь созданный отдел будет подавать сигнал о том, что у ребенка не все благополучно? Почитайте интервью директоров школ, учителей — о многих подростках, совершивших те же нападения на школы, отзываются как о тихих, спокойных детях, которые неплохо учились.

Правда, это часто не совпадает с мнением одноклассников и друзей, которые оказываются к подростку ближе, чем люди, официально занимающиеся «воспитанием». Но оценивать «девиантность» поведения будут именно те специалисты, которые «не замечали» ничего опасного в поведении детей до того момента, когда не стало слишком поздно.

Наши дети — это индикаторы того, что происходит в обществе. Почему дети берут оружие и идут в школу? Почему нападают на учителей? Почему прыгают с крыш или примыкают к откровенно преступным группировкам и сообществам?

Потому что чем больше расшатана экономика, чем меньше у людей уверенности в том, что завтра на зебре их не собьет безнаказанно племянник какого-нибудь высокопоставленного чиновника, что у них будет возможность работать и кормить свою семью, тем сильнее «кричит индикатор». И чем больше катализаторов в окружающей среде, чем больше в ней нестабильности и несправедливости, тем сильнее рванет.

Мониторинг соцсетей — это борьба не с причиной, а со следствием. И чтобы ситуацию переломить, надо «систему менять», как говорится…

Только оно невообразимо сложно. Поэтому у нас очередной раз делают выбор не в пользу восстановления страны и непосредственного воспитания детей, а в пользу контроля. Это закономерно и страшно.А само воспитание детей, как и раньше, остается целиком и полностью задачей неравнодушных взрослых. К счастью, они еще есть — такие взрослые. К сожалению, детьми они занимаются, скорее, вопреки тому, что происходит в стране, а не благодаря поддержке соответствующих ведомств.

Фото: 1Mi
6
А что в итоге?

Несмотря на то, что цель у мониторинга благородная, как мы видим, и эксперты, и родители с опаской относятся к таким мерам. Есть сомнения по поводу того, как результаты слежки будут использоваться: не будет ли преследования активистов, не сведется ли вся работа к формальным беседам. Эксперты пришли к выводу, что механизм должен быть сложный, проработанный.

Родители в свою очередь понимают, что влияние соцсетей не такое масштабное, как это пытаются представить власти. Интернет, скорее, дает толчок тем мыслям, которые сформировались у ребенка еще до прихода в интернет. Дело не только в нездоровой обстановке в семье, как это принято считать: несправедливость окружает ребенка повсюду, что и формирует его сознание, считают родители.

Не совсем понятна техническая часть мониторинга. В «Ориентире» признают, что установить возраст через соцсети не всегда возможно, хотя как выясняется, подростков можно вычислить по цифровым следам. К тому же, деструктивные группы не всегда находятся на виду. С другой стороны, то, что поиском запутавшихся подростков займутся психологи, а не алгоритмы, дает надежду.

Фото: 1Mi